Владыка Иоанн: магаданские люди меня восхитили... С верой, надеждой, любовью

17 ноября 2011

Епископ Магаданский и Синегорский Иоанн, открывая первую свою пресс-конференцию в епархиальном управлении и первую в епископском сане, сказал проникновенные слова: «Я сердечно всех вас приветствую. Через ваше посредничество я буду иметь возможность в какой-то мере продолжить знакомство с жителями Магадана, всего Колымского края. И у людей, наверное, могут быть какие-то вопросы о планах епархии, моих личных взглядах о развитии церковной православной жизни здесь, на Севере».

 

Первый вопрос (а пресс-конференция была построена по принципу вопросов и ответов) был посвящен маленькому необычному юбилею в жизни владыки Иоанна, который на момент пресс-конференции отслужил Богу и Православной Церкви на нашей земле 10 дней.

 

Что вы увидели здесь, что почувствовали?

 

– Знаете, вопрос о первых чувствах мне задают и коллеги, и жители Магадана, и вы журналисты. Поэтому я боюсь повториться. Но отвечу откровенно, да и как иначе, магаданские люди меня просто восхитили. Поразили своей открытостью, чистотой, поразили своей порядочностью. Помимо контактов внутри храма, состоялись общения, диалоги с прихожанами, что называется на кухне. Люди были удивлены, что епископ дал согласие посетить их дома, семьи. И вот то чувство, которое возникает при чистосердечном к тебе отношении людей, то отношение к нашей Церкви, любовь к родному, пусть и суровому краю, меня искренне поразили.

 

Здесь хотел бы добавить, чтобы ответ на вопрос прозвучал полнее. Я родился в Москве и с детства меня окружали люди близкие, добрые, хорошие. Окружавшие меня и посещавшие церковь являли пример любви, горячего отношения к делам церковным, пример отношения к себе с добрым юмором, любви друг к другу.

 

Но в каждом регионе народ немножечко разный. Эту разницу я почувствовал, когда восемь лет служил в Ипатьевском монастыре на Костромской земле. Там каждый человек имеет много положительных качеств, но имеет и так называемые региональные особенности. Костромичанам, например, свойственна закрытость, люди как будто внутри себя, к Церкви более индифферентны, чем, скажем, в Москве. Поэтому после восьми лет достаточно высокого служения наместником Ипатьевского монастыря в Костроме, мне было отрадно увидеть человеческую живость, искренность, которые, наверное, объясняются тем, что Колыма создавалась в какой-то мере искусственно и в тяжелых условиях для человеческого рода. Многие люди пришли сюда из ссылок, испытавшие тяжелейший жизненный путь. И если бы, начиная с 30-х годов, люди не проявляли бы друг ко другу любовь, открытость, желание помочь, то регион, наверное, не смог бы существовать, не смог бы существовать здесь человек. И очень приятно и отрадно видеть, что даже до настоящего дня вот этот дух общности, дух общинности и взаимовыручки еще жив. И я надеюсь, что каждый из нас и прежде всего Православная Церковь постараются сделать все, чтобы это стало нормой жизни у нас, да и для всей России в целом.

 

Так что, впечатления мои крайне положительные. И я прошу молитв людей магаданской земли о своем недостоинстве. Проблем накопилось много и без поддержки колымчан, без поддержки молитвы, без поддержки теплоты сердечной очень трудно осуществлять свою деятельность. И я прошу этой поддержки.

 

К ВОПРОСАМ ПРАКТИЧЕСКИМ...

 

Пресс-конференция перешла, что называется, в плоскость практических вопросов. Я до сих пор и не предполагал, что магаданские мои коллеги по перу, микрофону и телекамере проявляют такую заботу о Русской Православной Церкви, так пекутся об искоренении проблем. Конечно, тут и образный, проникновенный монолог владыки Иоанна сыграл свою роль. В аудитории епархии я вдруг почувствовал себя как-будто в кругу семьи, где добрый отец дает добрые наставления.

 

– Не хватает у нас, на Колыме, священников. Как будет решаться этот вопрос?

 

– Спасибо за этот вопрос. В Магаданской и Синегорской епархии насчитывается 24 прихода. Этого на территорию в 460 тысяч квадратных километров, пусть и население невелико, очень и очень мало. Даже в маленьком городе, всего в несколько тысяч жителей только одного священника и диакона очень мало для осуществления приходской, миссионерской деятельности. У них должны быть помощники.

 

У нас же есть приходы, которые и вовсе священников не имеют. Так сложилось, что на момент моего прибытия, на магаданской земле служило восемь священников, сейчас их служит десять. В самое ближайшее время их будет двенадцать. Проведена для этого необходимая работа по испытанию духовных качеств. Думаю, что в скором времени они станут достойными и знающими священнослужителями. И, конечно же, большая надежда, что на первых порах будут созданы своего рода миссионерские отряды, которые смогут охватить своей деятельностью районы области, в которых, повторюсь, очень и очень много проблем. Вопрос этот по своей видимости очень сложен и в то же время очень прост. Нужно работать, и я отношу это прежде всего к самому себе и своим сподвижникам. Мы говорим: священников немного. Но вместе с тем, общаясь с некоторыми из них, я понимаю, что они – удивительный пример самопожертвования, духовных качеств, которые редко где встретишь. И если говорить о штате духовенства в десять человек, то наверное, по сравнению с другими регионами, эти люди выполняют функции, которые могут в других местах только 50 или 100 человек. И им – мои слова глубочайшей благодарности...

Далее владыка поведал журналистам о том, что он, конечно, предпринимает уже некоторые меры по пополнению штата епархии профессиональными священнослужителями. Но они боятся... прежде всего морозов и ему приходится убеждать их, что Гидрометцентр несколько лукавит, суммируя tо Магадана с tо, скажем, Сусумана и выдает на всю Россию нечто среднее. Хотя разве это морозы, в Магадане-то, сущие пустяки!

 

Еще люди пугаются тех страшных историй с репрессиями, которые ушли в прошлое. Опять приходится пускаться в объяснения. Так что прав Святейший Патриарх Кирилл, который сказал владыке Иоанну, провожая его на это служение, что в первую очередь надо делать акцент на воспитывание кадров из местного населения. Только в этом деле не надо брать каких-то сверхнереальных планок. Пусть из года в год, постепенно решается эта кадровая проблема. Но движение вперед должно быть обязательно.

 

Еще владыка добавил, что при одном епископе духовенства было больше, при другом – меньше, это связано с их человеческими качествами. В связи с этим наш новый епископ добрым словом отозвался о своих предшественниках, как он выразился «епископах феноменальных способностей» владыке Феофане, который заложил прекрасный Троицкий собор, о котором магаданцы уже говорят с любовью «наш собор», и владыке Ростиславе – о нем люди вспоминают со слезами. Его очень любили здесь. Он был молод, энергичен, приложил все свои усилия, чтобы созидалась Магаданская епархия. За ним потянулись люди. Но, к сожалению, произошло и обратное: когда он покинул Колыму, за замечательной духовной личностью потянулись и его последователи. Поэтому хотелось бы, чтобы сама магаданская земля произрастала людей, которые будут нести послушание здесь...

 

Но кадровый вопрос для православия этим не исчерпался. И вот от дотошных журналистов поступает новый вопрос на эту проблемную даже для светской жизни тему: «Владыка, может священники боятся не морозов и не аллергии на репрессии? Может их страшит социальная неустроенность?»

 

– Этот вопрос, наверное, самый легкий на сегодняшний день. При всей, казалось бы, своей остроте. На то, о чем вы говорите, мне хватило несколько часов моего пребывания в Магадане. Когда здесь, в епархиальном здании, я увидел ведомости, по которым многие из духовенства получают заработную плату, конечно, что называется, я схватился за голову. Суммы были крайне незначительными и в первый же день было дано распоряжение повысить зарплату тем священнослужителям, которые получают деньги через епархию, в несколько раз. Это было мое первое распоряжение. И, конечно же, я приложу все свои усилия на благоустройство священнослужителей...

 

Способности у всех людей разные. У одних – одни качества, у других – другие. И мы, как орган надзирающий в епархии, должны как раз смотреть, что у человека получается, а что – нет. И, конечно же, о материальной поддержке я задумался, повторюсь, уже в первые часы пребывания здесь. Уже сделаны шаги, которые позволят мне, как говорят в народе, спать спокойно, не думая о том, что семьи священнослужителей будут голодными. Все это относится и к тем дорогим билетам на материк. Проблемы будут решены. Хотя не стоит забывать о том, что священнослужитель – это особый род людей. Его заставляет идти на служение не жажда приобретения средств. Священниками становятся люди вопреки всем логическим доводам благоустройства жизни. О таких людях нужно всегда помнить и надеяться, что вот эта сила духа покажет, кто готов ради Христа, ради блага жизни вечной нести свое послушание...

 

Вопросы владыке Иоанну продолжали сыпаться как из рога изобилия. Правда, тему сменили, теперь она касалась аспектов тонких и одухотворенных, то есть тех, когда начинается разговор об искусстве и культуре. Особенно в Православии. Ведь здесь, как известно, все должно быть отмечено высоким знаком качества, подразумевающем нравственность и мораль, несовместимые с пошлостью. Итак...

 

КТО ВМЕСТО КАРАВАЕВА?

 

– Из Магадана уехал иконописец Караваев. Талантливый художник, обучался в Оптиной пустыне. Нужно ли развивать в Магадане иконописное искусство?

 

– Вот почему мы говорим только об иконописцах. Надо говорить о людях, кто выбрал жизненный путь, связанный с прикладным искусством: с церковным ли, со светским вообще. Я буду поэтому говорить общо по этой проблеме. Вот был, говорите, прекрасный иконописец, я не спорю. Но проблем отъезда Караваева я не знаю. Зато знаю то, чем прежде всего должен заниматься мастер, так это растить своих учеников, создавать школы. Вследствие этого с отъездом мастера должна была бы появиться целая плеяда его учеников и может быть превосходящая его по своему мастерству. Людей талантливых достаточного много, нужно только помочь им найти свою нишу, свой стиль. Поэтому я абсолютно уверен, что в ближайшее время нам предстоит воспитать и свою школу иконописцев. Вот мы говорим о всем нам известном и знаменитом Рублеве, расписавшем множество храмов русской земли, самых значимых и выдающихся – не только Троицкий собор в Троице Сергиевой Лавре, но и московский Соборный храм Успения Пресвятой Богородицы, во Владимире и много других. Разумеется, все это создавалось не одной рукой, человек растил при себе целую школу. И об этом надо помнить.

 

«ЗОЛОТОЕ» ХОББИ ВЛАДЫКИ ИОАННА

 

Конечно, наш магаданский епископ интересный рассказчик и эрудированный человек. В этом мы все убедились на пресс-конференции, которую никто не желал покидать. Но о том, что он – человек откровенный и увлекающийся, нам еще предстояло узнать. Мне кажется, что тот из наших читателей, кто прочтет в «ВМ» хоть одну эту главку из всего написанного, искренне удивится и зауважает его за одни только золотые руки владыки. Удивляться есть чему.

 

Церковно-прикладному искусству он посвятил достаточно большую часть жизни. Его кандидатская работа по окончании Московской духовной академии посвящалась традиции церковного шитья на Руси. Такая специфическая тема, которая взята в рамках предмета «Церковная археология», совершенно справедливо соответствовала кафедре и была выбрана им не случайно. Потому что он с юношеских лет занимался (и занимается до сегодняшнего дня) церковным шитьем. Магаданские прихожане смогут убедиться в этом, когда увидят на голове владыки митры, которые созданы его руками. Даже в юношеские годы архиереям не было зазорным заказать у него головной убор. Более того, это считалось честью и как для мастера, и как для заказчика.

 

Придя в Ипатьевский монастырь, он прежде всего организовал золотошвейную мастерскую. Она прекрасно работала, а золотошвейки плакали горючими слезами, провожая его «во епископы». И до сих пор ему по телефону идут сообщения из золотошвейной мастерской, задаются вопросы.

 

Так что, устройство жизни в плане церковного устройства он себе хорошо представляет. Недавно владыка Иоанн обходил помещения нового Троицкого собора и вошел в одно из них, где разместилась пошивочная мастерская, там шьют облачения для духовенства. Увидел там маленькие пяльцы, совершенно неправильно устроенные и где видно было, что люди пытались произвести какой-то предмет золотного шитья. Он обещает теперь в ближайшее время встретиться там с людьми и поделиться с ними всеми навыками, которыми владеет, опытом. И еще уверен владыка, что в Магадане будет одна из лучших золотошвейных мастерских. В этом он не сомневается...

 

Вопрос практически в тему: «Владыка Иоанн, скажите, пожалуйста, есть ли в историко-археологическом музее Ипатьевского монастыря какие-нибудь личные вещи царя Михаила Федоровича и его матери?»

 

– Спасибо за вопрос и мне очень приятно, что жители Магадана уже ознакомлены с моей, что называется, гордостью, в хорошем смысле слова, потому что гордость – это самый плохой порок. Но гордиться ради Христовой славы – это другое дело. В Ипатьевском монастыре первым в стране был создан церковно-археологический музей, директором которого я был, которому государство (впервые!) смогло доверить те предметы, которые являются частью единого государственного музейного фонда. Порядка трех тысяч предметов хранится там. И среди них – самые ценные исторические экспонаты, связанные с династией Годуновых и Романовых, особенно когда династия Романовых только становилась. Это, например, икона Казанской Богоматери походная, которую Михаил Федорович принес в монастырь будучи уже царем. Это, конечно же, икона Тихвинской Богоматери, перенесенная из Московского Кремля в Троицкий собор Ипатьевского монастыря, она там уже четыре столетия. Это – царское место – резной царский трон с сенью, шитые покровы инокини Марфы (матери Михаила Федоровича), подвесная пелена Феодоровской иконы Божией Матери, вышитая руками матери первого царя из династии Романовых, посох Михаила Федоровича и многое-многое другое... Хочу добавить еще одно, немаловажное. В 1913 году, когда готовилось празднование 300-летия династии Романовых, из государственной казны было выделено 90 тысяч (тех еще!) царских рублей, после чего монастырь засиял первозданной красотой. А я лично готовил историческую обитель к 400-летию династии Романовых, которое наступит в 2013 году. Теперь остается надеяться, что мои продолжатели до конца доведут начатое дело.

 

Пресс-конференция опять сменила тему с одобрения владыки и он готов был ответить на любые вопросы. И СМИ Магадана не «поскупились», от их сотрудников главе нашей епархии поступил целый «букет» вопросов, касающихся детских православных лагерей, воскресных школ, посещения владыкой приходов, дальнейшей его научной деятельности.

 

Епископ отвечал, что посещения приходов – это важнейшая задача и обязанность епископа, поэтому все приходы будут посещены в ближайшее время. Есть приходы, в которые очень трудно добраться, в одни можно только зимой, в другие – только летом. Но визиты обязательно и туда будут. Сейчас планируется посещение Сусуманского прихода. В городе он уже посетил ряд храмов, женский монастырь. Конечно, подчеркнул епископ, такие визитации будут проводиться постоянно. Если в некоторых епархиях главная цель визитов состоит в контроле за деятельностью священнослужителей, в радости общения с прихожанами, то у нас – в помощи приходам.

 

Епископ сказал, что также он посетил удивительное место – бывший военный объект. Он принадлежит епархии, но в последние восемь лет, к сожалению, там не было никакого благоустройства, хоть потенциал его огромен. Владыка надеется, что в ближайшем будущем там получит становление мужской монастырь.

 

Вместе с тем, это было место детского лагеря в один из периодов. Так что, детские лагеря есть и они будут развиваться. Воскресные же школы у нас есть практически при всех храмах и есть в епархии. Но, как заметил владыка, воскресная школа – это явление многогранное. Это ведь не только лекции, подразумевается, что Церковь должна давать детям серьезное образование и не только в отношении церковной истории, обрядов. Поэтому следует основательно потрудиться в этом направлении.

 

Что касается его дальнейшего образования, то владыка подчеркнул, что Святейший Патриарх Кирилл в самом начале своей самой высокой церковной карьеры высказал пожелание, чтобы священники, особенно высокого ранга, приобрели новые, высокие качества. И при отделе внешних церковных связей были созданы новые духовные школы, общецерковная аспирантура. Наш епископ был в числе первых десяти, прошедших серьезные многогранные курсы повышения квалификации. Сколько нужно серьезных дополнительных знаний, чтобы управлять епархией, а не монастырем?! Но, даже пройдя эти курсы, перед епископом возникает ряд трудных вопросов и проблем. Ведь многое – впервые в жизни!

 

Вместе с тем владыка является докторантом в той же самой аспирантуре и докторантуре, возглавляет ее выдающийся богослов и архипастырь владыка митрополит Илларион Волоколамский. Тема его докторской посвящена истории формирования художественного ансамбля Ипатьевского монастыря. Но сейчас он оторван от его любимой обители и не исключено, что тема докторской диссертации будет другой. Вспоминать о духовной колыбели достаточно тяжело в психологическом плане. Да и для завершения работы требуется много времени пребывания в Ипатьевском монастыре. Такой возможности для него нет, здесь, на Колыме, у епископа день расписан по минутам...

 

Последние два вопроса, на мой взгляд, органично дополняли друг друга и были они посвящены глубокой теме духовных истоков, наставников, а также истоков российской государственности. Темы глобальные, но владыку Иоанна журналист попросил осветить их что называется «из себя».

 

ИСТОКИ

 

– Спасибо за вопрос. Мне приятно отвечать на него, потому, что у меня были хорошие наставники. Жизнь моя в московский период была интересной, она касалась уже перестроечных лет, когда обществу в целом была вновь открыта дорога в церковь. Это было прекрасное время, когда юношество стремилось в храмы. Открывались изуродованные монастыри, разрушенные временем и людьми церкви. Возвращались мощи святых из музеев в храмы. Конечно же, одним из важнейших периодов своей юности я связываю с возвращением мощей преподобного Серафима Саровского. Я помню, как мы, москвичи, тысячами высыпали на перрон Ленинградского вокзала, встречая эти мощи. Потом с крестным ходом они проследовали в Елоховский собор, потом после долгого времени отправились по нашим городам и весям на свое законное и историческое место в Дивеево.

 

Это один из моментов, одна из зарисовок, связанных с юностью. В тот период я поступал в Московскую духовную семинарию, это был 1991 год. Но и этому предшествовало интересное время, послушание у митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима. Это был замечательный архипастырь, который в течение многих десятилетий возглавлял издательский отдел Московской патриархии. Это был архипастырь выдающихся способностей, могучий интеллектуал, прекрасный проповедник. Недавно я встретил его в Свято-Духовском храме, он смотрел на меня... с книжной витрины. Душою и умом ощущалась связь моегося недостоинства и этого выдающего архипастыря, который был не просто моим духовным руководителем, но и моим свояком по некоторой родственной связи...

 

Я отношусь к разряду счастливых людей, у которых еще живы родители. Моя мама достаточно еще молодая женщина, 1953 года рождения, отец 1949 года рождения. Они педагоги, отец заслуженный учитель России. Это прекрасные люди. В нашей семье происходило так, что не родители воспитывали духовно детей, они дали это в общем плане, а дети. Это касалось периода конца 80-х – начала 90-х годов, когда дети со своей открытой юношеской душой делали первые шаги к Богу, к Церкви и несли учение Христово в свои дома. Моя миссия в этом отношении к своим родителям была успешной. Они стали людьми очень церковными и верующими. Пусть это будет примером каждому из нас, ведь сейчас, в этой аудитории, я вижу большинство молодых людей. Заботиться о своих родителях надо научившись, прежде всего, Христовой вере. Надо свет и тепло Христовой Церкви приносить в свои дома. А в данном случае у меня другой семьи быть не может, моя семья – православная церковь и Магаданская епархия... Вот в семье по моему рождению есть еще сестра на 8 лет младше меня, которую я вырастил на своих руках. Она тоже педагог.

 

Что касается второго вопроса о возрождении государственности, то он очень обширен. Вы сказали о приездах в Ипатьевский монастырь первых лиц государства... Я видел, что это верующие люди, а соответственно судьба Православной Церкви для них небезразлична. Они многое могут сделать, чтобы церковь процветала и мы видим такую хорошую симфонию светской и церковной власти в данный момент. Притом, что не обижается никто из представителей других религий, которые мы именуем традиционными.

 

Вопрос ваш еще такой многослойный, очень сложный, ответить на него – нужно целый день говорить. С одной стороны, нам было приятно стать участниками формирования нового государственного праздника – Дня народного единства, с другой, мне каждый год было ревностно, что центром празднования был, например, Нижний Новгород, а не Ипатьевский монастырь. Ведь, по словам Карамзина, смутное время закончилось не в Москве, с принесением Казанской иконы Божией Матери, а в Костроме с избранием царем Михаила Федоровича, то есть не в 1612 году, а в 13-м. Праздник имеет смысл показать единство российского народа после страшного смутного времени. А смутное время может произойти в жизни каждого человека, в любой период. Это смущение в некотором роде мыслей, чувств. А то историческое время, которые мы с вами пережили – рубеж 80-х – 90-х, его тоже, наверное, можно считать смутным временем. Поэтому установление этого праздника сейчас столь же важно, как и после 1612 года. Но в день призвания Михаила Федоровича Романова на царство Московское в Ипатьевском монастыре – праздник! Приятно, что моя жизнь связана с такой географической и духовной точкой – Ипатьевским монастырем. Чувствуешь себя частью истории России...

 

Ипатьевский период моей жизни был прекрасен. Надеюсь, что и магаданский период будет не менее прекрасен, а может быть, и вся моя оставшаяся жизнь. В Ипатьевском я формировался как директор церковного музея, формировался как настоятель монастыря, а в Магадане формируюсь как епископ. И каждый день будет для меня днем, несущим православным людям свет, знания и веру.

 

Спасибо вам всем огромное!

 

Валентин СИДОРОВ




К другим новостям →
Поиск по сайту
Православный календарь1
 
2011-2022 © Все права защищены  
Яндекс.Метрика